ПРИМИ ДУХА СВЯТОГО, ТОГДА СТАНЕШЬ ВЕРУЮЩИМ, ЧТОБЫ НЕ УМЕРЕТЬ ТЕБЕ, А ЖИТЬ ВЕЧНО С БОГОМ!
Страница 17 из 20 ПерваяПервая ... 71314151617181920 ПоследняяПоследняя
Показано с 161 по 170 из 194

Тема: футбол -религия миллионов.

  1. #161
    Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин нашел положительные стороны разгрома бразильцев.


    «Сенсационный итог этого матча на самом деле преподает нам важный урок: очень многое в жизни зависит от внутреннего настроя, от состояния воли. Команды играли равные. Может быть, немцы, были немного сильнее, особенно после того, как получил травму ведущий бразильский форвард. Но психологическую дуэль немцы выиграли стопроцентно, и, начав терпеть поражение, бразильцы растерялись и не смогли уже ничего сделать, кроме как забить на последних минутах гол престижа.Что бы ни происходило, нужно сохранять мирный дух, твердую волю и решимость. Этого хотелось бы пожелать всем нам, в том числе нашему народу и его лидерам. Если человек или народ не дают себя психологически, духовно сломать или подавить, заставить растеряться, все будет возможно, даже в самой трудной, вроде бы безнадежной, ситуации.Немцы молодцы, бразильцев жалко, но радует, что футболисты проигравшей сборной после матча не вымещали на ком-нибудь свою злобу и не ругались, а молились», – приводит слова Чаплина

    0 Недоступно!

  2. #162
    03.24 Крутизна этой фотографии Подольски просто зашкаливает: Кубок мира, канцлер, раздевалка чемпионов.

    0 Недоступно!

  3. #163
    7 мифов о чемпионатах мира, которые похоронили в Бразилии

    На ЧМ нет и не может быть никаких тактических открытий


    Это, собственно, был не миф – аксиома. В самом деле, что нового можно придумать в условиях скоротечного турнира, когда от тебя ждут не опровержения надоевших теорий и практик современного футбола, а только национальной фиесты по случаю побед? Оказалось, что, напротив, ни в каком другом турнирном контексте новые ответы на специальные вопросы не могут выглядеть столь эффектно. Просто для этого нужно обладать бесстрашием Луи ван Гала.
    Луи Ван Гал в Бразилии – это смесь шоу Дэвида Копперфильда, сеанса черной магии, публичной лекции Альберта Эйнштейна о теории вероятности и киносеанса имени Ларса фон Триера. Sports.ru подробнейшим образом фиксировал и разбирал работу вдохвовения ван Гала в Бразилии. Заметим, что, также как и у фон Триера – изумление, возмущение и шок – это всего лишь побочный эффект восприятия злелища, а не его цель. Цель – исследование территорий, куда еще никто не ходил. Луи ван Гал – удивительно свободный и бесстрашный человек. Ну и, конечно, немного сумасшедший.
    5 главных тактических трендов чемпионата мира
    Герои устали, герои хотят спать


    Примерно 15 лет отборный европейский футбол со всеми его лучшими на свете игроками живет в сегодняшнем режиме нагрузок – два матча в неделю. Начиная с 2002 года, когда на первом этапе с грохотом провалились Франция и Аргентина, часть людей пытаются истолковывать ЧМ как посткриптум к приключениям европейских суперклубов. Но попытка всякий раз не засчитывается. Лишь падение испанской короны можно было бы назвать прямым следствием того, сколь бурный, ошеломляющий сезон прожили игроки «Реала», «Барсы» и «Атлетико». Кроме того, сейчас понятно, что испанцам дико не повезло с соперниками – и Голландия, и Чили, безусловно, вошли в Топ-5 ЧМ по качеству игры. Причины итальянского позора почти целиком связаны с ошибками управления игроками и выбора стратегии на конкретные матчи. Ну а разбираться с Англией мы оставим английских психоаналитиков – их там много, больше только в Америке.
    Усталость – это не выписка с банковского счета – как ни крути, цифра не изменится. Раз в четыре года мы наблюдаем историю о том, почему одни люди все-таки преодолевают усталость, а другие – нет.
    Хотя это не отменяет того, что перевод ЧМ на зимнее время (если он проводится в жаркой стране) даст этому турниру новое, невиданное качество.
    Европе – конец


    96 лет назад вышел первый том фундаментального труда немца Освальда Шпенглера под титулом «Закат Европы». С тех пор на всех континентах, под аккомпанемент самых разных народных инструментов, включая, разумеется, и балалайку, звучат частушки с тем же припевом.
    Когда иссякают аргументы в пользу скорейшего скончания Европы, в ход идет сугубо дворовая, школьная удаль. Начинают издеваться над телом Европы. Ему приписывается отвратительная обрюзглость. Руки не работают без помощи слуг, ноги вверх не идут – страшная одышка. Нужен обязательно лифт с черным слугой, если нету лифта – опять сгодится спина угнетаемого. Ну и, понятно, что давным-давно не стоит. Виагра уже не помогает. В ход идут все новые, отвратительнейшие возбудители в надежде вернуть жизнь туда, откуда она навечно ушла.
    Мне интересно, а у нас футбол уже окончательно прописался в сфере сугубо интеллектуальной деятельности? То есть вчера немецкие финансисты одолели аргентинских? А позавчера оранжевая профессура жестоко высмеяла профессуру бразильскую? Имеет ли футбол отношение в том числе и к жизни тела, его состоянию? Является ли футбол частью и, возможно, самой показательной частью физической культуры наций?
    Европа выигрывает третий ЧМ подряд (никогда не было). Европа первый раз побеждает в Латинской Америке. Если бы ван Гал так не увлекся своими теоретическими фигами, мы бы смотрели третий подряд европейский финал ЧМ и он был бы, конечно, лучше вчерашнего.
    Похоже, певцы заката Европы что-то пропустили, проспали. Возможно, они совсем сбились с пути и принимают очередной восход Европы за ее закат.
    Искусство Йоги. Почему Германия всех сделала
    Европу уже никто и никогда не победит


    Все лучшие футболисты мира играют и живут в Европе. Еще хуже – все футбольные сокровища скупаются и перераспределяются 10-12 международными концернами, базирующимися в Европе. К этому все пришло. И вряд ли в ближайшее время по-другому будет.
    Европа снова торжествует. Но никогда решимость, с какой ее хотели сбросить с трона, не была столь великолепной. Эта волна чистой энергии пришла оттуда, откуда не приходила прежде. Если отбросить Германию и Голландию, то Колумбия, Чили и Мексика – это самое важное, самое захватывающее, что случилось на полях Бразилии. Алжир и Коста-Рика дрались не только героически, но, что сто раз важнее, – с открытыми глазами.
    Первоклассные игроки работают статистами на этих самых 10-12 студиях-мэйджорах. И им, конечно, мало их очень больших зарплат. Они считают, что могут быть героями кадра. Отчаянно хотят этого. Маурисио Исла выходит в стартовом составе «Юве» только по случаю травм или каникул основных игроков. В Алексисе Санчесе разочаровалась «Барселона». ЧМ – это турнир гордости, и даже для многих так – воспаленной гордости. И это самое важное событие для обитателей тех стран, где лишены возможности переживать сражения в Лиге чемпионов как свою личную историю.
    Представьте, что сокровища искусства, собранные в 10-12 самых знаменитых музеях мирах, на месяц отправляются туда, где они были созданы. Вот счастье-то было бы. ЧМ реализует эту утопию.
    Большая Восьмерка неизбежно сменит вывеску. Как 4 года назад с победой Испании перестала существовать Большая Семерка. Скажем, если у Колумбии хватит мужества и решимости идти по тому пути, на который она встала лет 10 назад (речь не о футболе), то она вполне может стать новой сверхдержавой. У нее отличный ресурс – 45 миллионов все пребывающего населения. Для нее нет другой игры, кроме футбола. Хотя, на мой взгляд, Штаты станут вровень с самыми большими быстрее.
    Империя – за. Почему соккер в США – это всерьез и надолго
    Лионель Месси – лучший футболист мира всех времен


    Не знаю, что это было, кто за этим стоит: Месси – лучший игрок ЧМ-2014. Но если задачей ставилось как-то особенно издевательски подчеркнуть, что Лионель Месси проигрывает и Пеле, и Марадоне состязание в вечности, это очень удалось.
    Еще даже полтора года назад многим, в том числе и мне, казалось, что совсем не проигрывает. А как там выйдет, посмотрим – в том числе и на ЧМ-2014. У Месси будет, минимум, еще один чемпионат мира. Без подвига в этом турнире никакая вечность не возможна. Но как избавиться от ощущения, что чудо природы безвозвратно прошло пик жизненной силы, и никакой заправочной станции или ремонтной мастерской на пути Месси не предвидится, непонятно.
    Вместо того, чтобы грустить – лучше улыбнуться. Хотите знать, как смотрит на поникшего Месси и что говорит европейская провинция, где я сейчас нахожусь?
    «Барселона» изобрела новый допинг, который пока никем другим не открыт. Этот допинг превращает способность в Сверхспособность. Надувает футболиста, обеспечивает ему высокий полет над миром. Ну а через три-четыре года он сдувается. Так было с Ривалдо и Роналдинью, так есть с Месси и так будет с Неймаром. Приезжайте в Черногорию, тут фантазия обреченно уходит в загул.
    Заслужил ли Месси приз лучшему игроку ЧМ-2014?
    Только «Бунедкор» и «Манчестер Сити» могут удариться в шоппинг по мотивам ЧМ


    Это тысячу раз осмеяно – ЧМ может открыть новых звезд только домохозяйкам, но не профессиональным астрономам футбола.
    И что мы видим – цена на Алексиса Санчеса за месяц выросла вдвое. «Арсенал» платит «Барсе» ровно столько, за сколько она в свое время за него платила. «Бавария» увидела в Кейлоре Навасе напарника Мануэля Нойера. Ничего, что он был первым симулянтом ЧМ. Ничего, что никто не умел так тянуть резину у своих ворот – Нойер его за один вечер от всего этого отучит. Рыболовлев смеется над охотниками за Хамесом Родригесом, каждый вечер краешком сигары задирая цену на него. Никакие челюсти Суареса, никакие священные моральные кодексы, подписанные кровью Кройффа, не отменяют самой большой сделки в истории «Барселоны».
    Никого не открывает ЧМ, ничего, пожалуй, и не закрывает, а все равно все смотрят его. Пусть некоторые со снисхождением и с усмешкой. И нет зрелища в мире, который бы все эти усмешки умел так легко снимать.
    Футбол – это индустрия эмоций. И делают ее исключительно эмоциональные люди, пусть даже они всю жизнь прикидываются снежными королями. В этом футбол похож на кино. А головы-рефрижераторы идут торговать жвачкой и кока-колой.
    ЧМ – это международный фестиваль футбола для тех, кто не хочет его смотреть чаще, чем раз в четыре года


    Так особенно отчетливо казалось 4 года назад в Южной Африке. ЧМ – странное, перпендикулярное к обычной жизни футбола зрелище, совсем не обязательное к просмотру теми, кто его по-настоящему любит.
    В таком случае то, что случилось в Бразилии, было коллективным действием по спасению величайшего в истории мира представления. Как и прежде, каждый волен находить в ЧМ свое: кто-то – испытание человеческой натуры под смертельным давлением ожиданий и обстоятельств, кто-то – чистую красоту того, как сознание проявляет себя в игре с мячом.
    Никакую Лигу чемпионов или «Игру престолов» никогда, конечно, не постигнет такая слава.

    0 Недоступно!

  4. #164
    Армяно-грузинское противостояние. Футбольное.

    Спорт
    Когда началось действительное соперничество между ведущими армянской и грузинской футбольными командами, последняя уже имела богатую историю и соответственно впечатляющие результаты в чемпионатах СССР. Начиная с дебюта (осень 1936 г.), динамовцы Тбилиси неизменно играли в Высшей лиге советского футбола, отличаясь от всех остальных участников высокой техникой, индивидуальным мастерством, красивой и корректной игрой. За это время грузинский футбол дал целую плеяду выдающихся футболистов, которые украсили бы любой национальный чемпионат. Чего стоят имена Бориса Пайчадзе, Автандила Гогоберидзе, Заура Калоева, Славы Метревели и многих других, которые высоко держали честь грузинского футбола.



    До 1960 года армянский футбол имел более скромные результаты. В сезонах 1949 и 1950 годов ереванское «Динамо» играло в классе А (Высшая лига).
    В то время лучшим результатом ереванских футболистов было участие в финале Кубка СССР 1954 года против команды киевского «Динамо». Это был год 300-летия воссоединения Украины с Россией, и результат игры был предрешен в кабинетах ЦК КПСС. 20 октября 1954 г. на московском стадионе «Динамо» в присутствии 65000 зрителей команды показали действительно хороший футбол, но… На 49-й минуте матча ереванец Меркулов сравнивает счет – 1:1. На 54-й минуте защитник Манук Семерджян издали забивает гол, но судья Николай Латышев не засчитывает его. К концу матча киевлянин Михаил Коман забивает победный гол. 2:1 – побеждает «Динамо».
    В этот период армянские болельщики гордились успехами ереванского уже «Спартака» и ленинаканского «Ширака», достижениями футболистов-армян в разных клубах класса А: Никита Симонян, Арутюн Кегеян, Вячеслав Амбарцумян в московских командах «Спартак» и ЦСКА, Акоп Чаликян – в «Локомотиве» и другие. В 1959 г. во всей яркости засверкала звезда замечательного Саркиса Овивяна. Нападающий кутаисского «Торпедо» уже оформил перевод в ереванский «Спартак» и был приглашен в турне московского «Спартака» по Бразилии. Бразильские газеты того времени писали о молодой звезде советского футбола в самых восторженных тонах, и понятно, что москвичи очень хотели заполучить такого игрока. Однако ЦК КП Армении отстоял своего футболиста, и сезон 1960 года С.?Овивян начал в ереванском «Спартаке».
    Именно с этого сезона начинается настоящее противостояние ереванских и тбилисских футболистов. А сезон этот начался с решения ЦК КПСС, по которому все союзные республики должны быть представлены в классе А, который был расширен с 12 до 22 команд. В этот класс попали такие команды, как «Алга» Фрунзе (Бишкек), «Памир» Сталинабад (Душанбе), «Колхозчи» Ашхабад, «Нефтяник» Баку, «Калев» Таллин и т.д., которые априори были значительно ниже классом, чем требовалось для выступления в классе А. Ереванский «Спартак» с большим отрывом занял 1-е место в 3-й зоне класса Б и заслуженно вошел в категорию сильнейших.
    Анекдот из советских времен.
    У армянского радиоспрашивают:
    – Сможет ли «Арарат» выиграть у сборной Бразилии?
    Ответ:
    – Да, если бразильцы выйдут на поле в форме «Динамо» Тбилиси!

    Итак, началось армяно-грузинское футбольное противостояние. Первая же встреча ереванского «Спартака» с тбилисским «Динамо» вызвала такой интерес, такой ажиотаж, какого не видел советский футбол. Игра первого круга должна была состояться в мае в Тбилиси. Болельщики ереванской команды приехали в город задолго до начала игры. Они прибыли из Баку и Кировабада, из Ростова и Северного Кавказа, из разных городов Грузии, не говоря о городах Армении. Местные власти определенно не ожидали такого наплыва армянских болельщиков и не смогли своевременно предпринять соответствующие меры. А болельщики, в подавляющем своем не имея билетов на матч, ворвались на стадион. Заняв за несколько часов до начала матча места на трибунах, они не хотели покидать стадион по требованию администрации и местных органов. За пределами стадиона также было очень горячо. Билеты продавались за баснословные цены. Один билет обменивался на один плащ «болонья», которые только-только вошли в моду, на китайские зонтики с кнопкой… Автор этих строк слышал в толпе, что за один «Москвич-407» приобрели 7 билетов на матч. Ажиотаж был невероятным. Народ не хотел выходить со стадиона. Вызвали на помощь военных, которые не особенно церемонились… Столпотворение было как на стадионе, так и вокруг него. Грузинские болельщики стали активно проявлять недовольство. Начались локальные стычки. И для предотвращения массовых беспорядков срочно была вызвана военная техника. Когда был наведен относительный порядок, было объявлено об отмене матча. Разочарованию десятков тысяч болельщиков не было предела. Впрочем, в данной ситуации это было, пожалуй, единственно правильным решением.
    Игра, без объявления даты, состоялась 15 июля. Матч закончился со счетом 7:4 в пользу «Динамо». Ровно через 15 дней, 30 июля, на Республиканском стадионе Еревана состоялась игра 2-го круга, где ереванцы победили со счетом 5:1, причем 4-й гол непосредственно с углового забил С.?Овивян, чем привел в восторг болельщиков. В этом сезоне ереванцы и тбилисцы играли между собой еще 2 матча, разыгрывая 7-12-е места чемпионата СССР. Обе встречи закончились победой хозяев: в Тбилиси 3:0, в Ереване 2:0. Общий итог: по две победы, соотношение мячей 11–11. Ничья.
    В сезоне 1961 года игра первого круга также прошла в Тбилиси. Власти Грузии и администрация Центрального стадиона, имея достаточно серьезный опыт предыдущего сезона, предприняли все меры для предотвращения возможных эксцессов. Стадион был переполнен, грузинских болельщиков было уже заметно больше армянских. Игра была бескомпромиссной, открытой и, как всегда, зрелищной. К 78-й минуте матча на гол Заура Калоева ереванцы ответили тремя (Феликс Арутюнян, Вальтер Антонян, Жак Суприкян). Тбилисцы во что бы то ни стало хотели спасти матч. Великолепный Михаил Месхи, пройдя по левому краю, навешивает мяч в центр Калоеву, который головой отправил его в ворота. Но защитник ереванцев Григорий Амбарцумян (знаменитый Гило, отец призера Олимпийских игр по прыжкам в воду Давида Амбарцумяна) в невероятном прыжке выносит головой мяч из пустых ворот. И тут началось… Тбилисцы утверждали, что мяч пересек линию ворот в воздухе. Однако главный судья матча Николай Латышев, посоветовавшись с боковым судьей, посчитал, что гола не было. И дал сигнал для продолжения игры. И тут нервы тбилисских футболистов сдали. Они стали откровенно оскорблять судей. Настроение футболистов передалось трибунам. Зрители стали прорываться на поле для «наведения порядка». Все закончилось тем, что Н.Латышев решил прекратить матч и тбилисцам засчитали поражение. Игра второго круга в Ереване завершилась со счетом 1:1.
    Необходимо отметить важную деталь. Несмотря на бескомпромиссную борьбу на футбольном поле, неистовство болельщиков обеих команд, ереванские и тбилисские игроки поддерживали самые дружеские отношения. Даже когда одна из команд терпела поражение с крупным счетом, эти отношения не претерпевали изменений. Рассказывает один из лучших защитников «Арарата» 60-х годов Вазген Айрапетян (он неожиданно скончался 8 января этого года): «В 1966 году в игре первого круга в Ереване мы выиграли у тбилисцев со счетом 1:0. После матча обе команды в полном составе ужинали в ресторане гостиницы «Армения», где было высказано много теплых слов друг о друге. В ответном матче в Тбилиси мы проиграли со счетом 0:5, причем все пять мячей забил замечательный форвард Илья Датунашвили. Болельщики сразу стали шутить: состоялся матч И.?Датунашвили – «Арарат» 5:0. Это как в известной песне, появившейся значительно позже: «Какая боль, какая боль…»
    В первом круге следующего сезона ереванцы взяли реванш 3:0. А раздосадованные грузинские болельщики разломали все щиты на трассе Ереван – Севан.
    В сезонах 1970-1975 гг. преимущество «Арарата» было очевидным. Всего 6 побед, причем 3 из них с крупным счетом. А самым замечательным стал матч первого круга сезона 1971 г. в Тбилиси. Никто не предполагал такого результата. Это был кошмар для грузинских болельщиков. Четыре безответных мяча забили ереванцы. Сначала Оганес Заназанян пушечным ударом вонзил мяч в сетку. Затем Эдуард Маркаров, «профессор футбола», как его звали, забил очень технично еще 2 гола. И под занавес Сергей Бондаренко почти с центра поля забил неотразимый гол. Уже на стадионе болельщики шутили: Бондаренко забил гол тбилисцам из Авлабара.
    Следующие игры сезонов 1976-1989 гг. прошли с переменным успехом, но с некоторым преимуществом «Динамо». В сезонах 1990 и 1991 годов тбилисцы не участвовали. В знак протеста против кровавого разгона мирной демонстрации в Тбилиси в апреле 1989 года, унесшего жизни 19 человек. В конце 1991?г. прекратила свое существование великая держава – Советский Союз, и вместе с ней канули в Лету и чемпионаты СССР по футболу, доставлявшие столько радости, переживаний, разных эмоций многомиллионной армии любителей футбола нашей бескрайней бывшей общей родины.
    А общий счет матчей ереванских и тбилисских футболистов (без учета игр сезонов 1949 и 1950 гг.) следующий: всего игр – 54, «Арарат» выиграл 14 матчей, «Динамо» – 19, 21 матч завершился вничью. Общий счет забитых и пропущенных мячей 60 – 69 в пользу тбилисцев. Как было сказано выше, все поколения футболистов обеих команд проявляли друг к другу теплые, дружеские чувства, никогда не грубили на поле, были самыми желанными гостями друг у друга.
    После развала СССР армянские и грузинские команды на уровне сборных, да и клубных команд в официальных играх встречались крайне редко. Одними из немногих встреч на официальном уровне были два матча молодежных сборных (до 21 года) двух стран в рамках чемпионата Европы в 2010 году. Молодежь показала достаточно зрелую игру, показав, что она достойно продолжает славные традиции старших поколений. Но один эпизод омрачил общую благоприятную картину. Отметим, что оба матча выиграли гости. Грузины в Ереване со счетом 3:2, а в Тбилиси – армяне со счетом 2:0. И если победа грузинской сборной была воспринята армянскими болельщиками с сожалением, но спокойно, то после победы армянской сборной на поле произошло нечто недостойное наших команд.
    После финального свистка игроки армянской сборной подбежали к трибуне своих болельщиков и стали танцевать победный танец. В это время нервы грузинских игроков не выдержали, и они дружно бросились «наказывать обидчиков». На поле завязалась драка, которую прекратили с большим трудом руководители грузинской команды совместно с представителями правоохранительных органов. К чести руководства федерации футбола Грузии, они принесли свои официальные извинения коллегам из армянской федерации, игрокам и всем болельщикам. Конечно же этот эпизод не может омрачить наши добрые футбольные традиции, и стороны сделают соответствующие выводы. Тем более что именно эти молодежные команды имеют все возможности поднять футбол в своих странах до европейского и даже мирового уровня. Многомиллионная армия любителей футбола Армении и Грузии давно ждет этого дня.
    Пожелаем им успехов.
    Александр Газарян



    Подробности: http://www.noev-kovcheg.ru/mag/2014-...#ixzz387Rxy1Wv
    Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на сайт газеты Ноев Ковчег

    0 Недоступно!

  5. #165
    Туда и обратно. Чем обернулось путешествие Сеска в страну хоббитов

    Станислав Рынкевич называет трансферную сагу Фабрегаса самой идиотской в современной истории «Барселоны».

    Который из трансферов «Барселоны» за последние годы вы назовете самым неудачным? Вопрос для всех, кто проводит летние деньки, высунув голову в трансферное окно.
    Златан Ибрагимович? Он идеально подходил клубу по техническим характеристикам, но не подошел по личным. Задействованный в сделке Это’о покинул бы «Барсу» в любом случае.
    Дмитрий Чигринский? Гвардиола был влюблен в его типаж защитника, но игроку «Шахтера» требовалось время на адаптацию, а Сандро Роселю требовались наличные деньги, чтобы в срочном порядке покрыть краткосрочные долги. В Европе один лишь Ахметов готов был оперативно поставить такое количество кэша.
    Энрике, Кейррисон? Юноши не виноваты, что они откаты.
    При этом, совершенно не важно, сколько «Барселона» в каждом случае потеряла денег. Во-первых, каталонский клуб берет футболистов не для того, чтобы перепродавать. Во-вторых, трансферный рынок последних лет – это оруэлловская антиутопия. Какая разница, завышена цена на футболиста в четыре или семь раз? «Неймар 50 миллионов стоит, но никак не 100». Сюрреализм.
    По-моему, самым идиотским, печальным и саркастичным трансфером «Барселоны» является путешествие Сеска Фабрегаса домой. Нет, в «домой» мало придыхания. На родину.
    В 1997 году тренеры каталонского клуба «Матаро» прятали 10-летнего Франсеска от скаута «Барселоны» Родольфо Борреля. В буквальном смысле, не выпускали на поле, когда тот приезжал перед сезоном посмотреть на талантливых мальчишек. Как только Сеск сыграл 5 официальных матчей в команде, по правилам лиги он уже не мог присоединиться к другому клубу. «Барселоне» удалось договориться лишь о том, чтобы Фабрегас тренировался с их юношеским составом.
    На следующий год Сеск присоединился к возрастной категории «Алевин А» в кантере «Барсы», где также играли Жерар Пике и Виктор Васкес, а позже к ним присоединился Лионель «Хорошо быть тихоней» Месси. К этому времени система воспитания молодежи в Ла Масии, внедренная Кройффом, работала как часы. Если футболист поступал в академию в 10 лет, а выпускался в 20, то за его плечами оставался курс из 2300 тренировочных сессий или 3070 часов впитывания простой философии «отдал, открылся».
    Как и некоторые его товарищи по юношеской команде, Сеск был слишком хорош. Да, испанские законы несовершенны, из-за чего английским клубам вытаскивать таланты из молодежной академии любого испанского клуба легче, чем игрушку кран-машиной в магазине. Но это лишь часть общей проблемы. Для испанского футбола куда страшнее, что управляют клубами испанцы. Им то слишком душно, то слишком сонно, или давайте уже завтра. Если бы не упорство отдельных людей, история Лео Месси началась бы в другом клубе. У Сеска, как и у Пике, Альбы и многих других, таких людей не нашлось.
    Прилетел вдруг волшебник в стеганом пуховике и забрал Сеска Фабрегаса в Англию. На этом для каталонской части зрителей экран погас, и только периодические трейлеры о лондонской жизни будущей звезды вызывали жгучую зависть. Общественное мнение все решительнее складывалось после каждого удачного матча Фабрегаса: наши бараны отпустили, а эти гады нас обокрали.
    Информационная война началась летом 2009 года, когда «Барселона» вознеслась на футбольный олимп и балдела от перспективы стать еще более каталонской. «У меня есть мечта», – говорил когда-то Луи ван Гал и представлял 11 каталонских игроков в финале Лиги чемпионов. Фабрегас мог стать частью воплощения этой мечты. Программное заявление Хави о наличии у Сеска ДНК «Барселоны» стало первым выстрелом, за которым последовали второй и третий. Семья не просто вспомнила о блудном сыне, она звала его обратно стройным хором голосов.
    Надо отдать Фабрегасу должное, он держался стойко (хотя болельщики «Арсенала» вполне могут думать иначе). Он действительно был очень благодарен Венгеру за все, что тот сделал. Он правильно отвечал в интервью, стаскивал с себя футболку «Барселоны» на праздновании титула чемпионов мира. И все же поддался зову сердца и крови. «Вопрос не в деньгах, Сеск просто хочет домой», – вздохнул Венгер и отпустил приемного сына.

    О, что началось в Каталонии! С таким воодушевлением в сказках встречают наследного принца, который был потерян в детстве и выращен дельфинами. В священной цепочке плеймейкеров Гвардиола – де ла Пенья – Хави – ? – Тиаго было восстановлено важнейшее звено. Фабрегасу со всем пафосом вручили четвертый номер, который носил его нынешний тренер и абсолютный кумир детства Хосеп Гвардиола.
    Удивительно, но похоже, никто в этой истории не задавался вопросом, а каким футболистом был Франсеск Фабрегас в 2011 году. Казалось, вопрос лишен смысла. Как это кто? Воспитанник «Барселоны», ученик Ла Масии. Вот только Сеск не был помещен в криогенную камеру в 2003 году, он уехал в другую страну доучиваться другим наукам. И воспитанником «Арсенала» он стал не в меньшей степени, чем воспитанником «Барселоны».
    Шутка о том, что Сеск не прошел медосмотр, так как у него не было обнаружено ДНК «Барселоны», за несколько лет перестала быть смешной. В апреле этого года над ней не смеялось 52% опрошенных каталонским изданием Sport читателей, которые проголосовали за продажу Фабрегаса. При этом, уроженец Ареньс-де-Мар оставляет за собой очень приличную статистику: 42 гола и 48 голевых передач в 151 матче. За первые несколько месяцев в «Барселоне» он выиграл больше трофеев, чем за всю карьеру в «Арсенале». Но почему же этот период его футбольного пути оставляет привкус разочарования как у публики, так и у него самого?
    Каталония, ослепленная своей иллюзией о Сеске Фабрегасе, не могла разглядеть самого Сеска Фабрегаса. Арсен Венгер не собирался делать из него преемника Хави. И это было хорошо видно в матчах полузащитника за сборную Испании, где до Евро-2008 он смотрелся одной из главных проблем команды. В итоге, на какой позиции ему нашлось место, где он преуспел? На позиции Лео Месси. Пусть не так эффективно, но там Сеску было комфортнее, чем в координационном центре середины поля.
    И в клубе была та же ситуация. Когда тренерский штаб выдвигал Фабрегаса ближе к штрафной, он прекрасно взаимодействовал со старым товарищем Лео, раздавал передачи и забивал сам. Как только партия требовала от него работать в тылу, он страдал на поле. Несоответствие требований команды и возможностей игрока портило каждый сезон. Об этом было написано и на официальной странице «Барселоны» (только в каталанской версии) при прощании с игроком. Жутко некрасивый и неловкий текст, объясняющий, тем не менее, что с позиции клуба Сеск пропадал в важных матчах, а каждую весну играл хуже, чем осенью. Позднее в интервью футболист с этим согласился.
    «Барселона» забрала игрока, в котором видела кого-то другого, вынудила разбить сердце тренеру и тысячам болельщиков «Арсенала», за 3 сезона не нашла ему оптимального места на поле и отдала без сантиментов обратно в Лондон. Да, с финансовой точки зрения жаловаться не на что, но повторю слова Венгера – не ради денег все это было затеяно, а ради мечты. Кто-то мечтал о нем как о капитане «Арсенала», кто-то – как о преемнике Хави, а сам он просто хотел вернуться домой. Теперь с иллюзиями расстались все.
    Фото: Fotobank/Getty Images/David Ramos

    0 Недоступно!

  6. #166
    Сергей Галицкий: «Когда вопрос касается политики, я беру попкорн, сажусь на диван и иногда пригибаюсь – чтобы пулей не задело»

    Владелец «Краснодара» и обладатель состояния в 10 миллиардов долларов (#13 в списке Forbes) дает большое интервью главному редактору Sports.ru Юрию Дудю – о политике, футболе и удовольствии.
    Sports.ru встретился с Галицким в Краснодаре в прошлую пятницу – за час до того, как его команда получила в соперники по Лиге Европы «Реал Сосьедад» и за два с половиной дня до того, как «Новая газета» опубликовала стенограмму главного футбольного собрания эпохи. Владелец «Краснодара» был среди тех, кто присутствовал и активно выступал на эпическом Исполкоме РФС, где обсуждали, как поступить с крымскими клубами и избежать фатальных санкций. Уже заверяя интервью, Sports.ru попытался поговорить с Галицким об этом собрании, но тот отказался от комментариев.
    Впрочем, политики как главной темы сегодняшнего дня в этом интервью вы встретите не меньше, чем футбола.
    Великий

    - Для кого-то нынешнее лето вышло совершенно прекрасным благодаря футболу, а конкретнее – сумасшедшему ЧМ-2014. Как я понимаю, вы сдержаннее отреагировали?
    – Да, мне он не понравился. Первое – я хочу видеть футболистов на пике формы. По этой шкале это был не тот чемпионат мира. Когда в футболе выравнивается класс, те, кто сыграл за сезон 55 игр, и те, кто сыграл 25, находятся в разных категориях – мы это видели, еще когда Греция становилась чемпионом Европы.
    Второе – тут всего три игры. За такое короткое время не определяется чемпион. Да, в этот раз он получился справедливым, но вполне мог быть и несправедливым – Аргентина ведь могла победить.
    Ну и самое главное – это не совсем футбол. Это группа футболистов, которая собирается на пару недель и как сделать из них за это время единое целое, я не представляю. В футболе запоминаются команды. Сборные – это не команды.
    - Три участника ЧМ-2014, которых вы взяли бы к себе, если бы их стоимость не противоречила клубной философии?
    – Хм… Нет таких трех футболистов. Мне никто не запомнился.
    - Ого. Мануэль Нойер вам тоже не запомнился?
    – Нет. У него практически не было прямой работы, а его игру в поле оставим для одной московской команды, где вратари любят играть ногами; для меня вратари – это в первую очередь игра руками.
    Хотя нет – одного игрока я все же назову. Швайнштайгер. Это великий игрок, это олицетворение немецкой мощи. Ни Кроос, ни Лам, ни Гетце, ни тренер не являются олицетворением немецкого футбола. Швайнтайгер – во всем немец, его игра – торжество немецкого футбола.

    Человек, который больше всех заслужил победу в финале
    Мир настолько медийно несправедлив, что все, кто забивает голы, хорошие. Вот у нас вчера Конате забил два гола, на некоторых сайтах пишут, что он лучший игрок матча. Но это же несправедливо: по мне, Измайлов точно был не хуже. Поэтому все назовут у немцев других. А я назову Швайнштайгера.
    Но при этом вы должны понимать: я абсолютно доволен своей командой после этого лета. Сейчас нет позиции, где я точно знал бы: хотим усилить. При этом я совершенно не уверен, что мы хорошо выступим. Самое важное: чтобы я получил удовольствие. Мы, возможно, выступим хуже, чем в прошлом году, но сейчас я получаю удовольствие от того, что мы взяли игроков под стиль нашей игры.
    Мне наплевать на то место, которое мы займем. Главное – чтобы не вылетели, а с такой командой, наверное, не вылетим. Важно – чтобы играли в том стиле, который приносит удовольствие.
    - Вы можете представить чемпионат, который вы заканчиваете 14-ми, но остаетесь им довольны?
    – 14-ми – вряд ли. Но, думаю, если мы будем 10-ми и покажем хороший футбол, я смогу быть доволен. Правда, нами в таком случае многие будут недовольны – скажем, многие журналисты судят только по результатам.
    - Этим летом вы подписали Марата Измайлова. Всем известно, что он не от мира сего. Почему вас это не смутило?
    – Во-первых, он хороший футболист. Во-вторых, когда вы так говорите, это нечестное отношение к парню. Он абсолютно от мира сего. Поверьте мне, у нас есть в команде ребята с более сложным характером, чем у Марата. Измайлов – фантастический профессионал, для меня это очень важно. У меня врачи отругали его за то, что он перетренировался в зале перед игрой. Марат очень рано начал играть в сборных и на крупных турнирах. Он тогда был мальчиком, а потом пошла череда тяжелых травм. Вместе с 90-ми годами – а 2000-е в нашем футболе, на мой взгляд, это как 90-е в нашей жизни – это наложило определенный отпечаток.
    Мы отказываем парням в эволюции. Вот в 20 лет он где-то что-то не так сделал. А кто в 20 лет все делал правильно? Про Пашу Мамаева тоже говорили, что он очень сложный парень. Он не сложный – он амбициозный и злой, как футболист. Потому что хочет добиваться результата.
    На мой взгляд, кстати, у Измайлова наряду с Канчельскисом, Мостовым, Карпиным и Шалимовым была одна из лучших карьер наших футболистов в Европе. В Португалии просто так ребят не держат. Если Марату хватит здоровья, вы еще раз увидите, какой это большой игрок.
    Фетиш

    - Я правильно понимаю, что вас раздражает, когда мужчины плачут по поводу футбола?
    – Нет, я считаю, что у людей могут быть эмоции. Но когда плач превращается в фетиш одной из команд чемпионата мира, это перебор. Мне понравилось, как сказал Дунга, став главным тренером сборной Бразилии: прекращайте, мы плачем по каждому поводу.
    Мир быстро меняется, это правда. Но мужское начало мы не должны убирать. Мы же женщинам нравимся за то, что мы не плачем. Слезы – это проявление крайних эмоций, не надо это обесценивать. Я последний раз плакал в 82-м году, когда французы проиграли ФРГ на чемпионате мира – мне было 15 лет, это было крайнее проявление несправедливости. В жизни случаются потери близких, тут ты не можешь сдержать эмоции. Но в остальных случаях мужчина должен эти эмоции сдерживать. Если он еще мужчина. Если он вышел играть в бутсах, а не в балетках.
    Но! Мир свободен. Поэтому пускай плачут. Пускай даже ревут. Просто мне это не нравится.
    - Вы всегда потешаетесь над футболистом Фабрегасом. Почему?

    – Я говорил о нем так, когда случился его трансфер в «Барселону». Надо мной тогда смеялись: коммерсант, куда ты лезешь? Я оказался прав. Он не подходит под эту игру. Он не того уровня футболист, как о нем думали. Уровень его технической оснащенности сильно уступает Хави и Иньесте. У него нет изюминки. Назовите его самое сильное качество. Назовете? Вот и все. Не может стоить 40 млн игрок, у которого нет ярко выраженного сильного качества. Он сбалансированный футболист, он очень хорошего уровня. Но мы говорим о лучшей команде мира и о 40 миллионах. Хотя деньги в футболе сейчас несколько обесцениваются – если уж за Джеймса Родригеса платят 80 млн.
    - А не должны были?
    – Ну голы. Ну пасы. Чтобы я сказал: «Ах!», такого нет. А глядя на Ибрагимовича, на Хави, на Иньесту – я так говорю. Или глядя на передачи Широкова, когда он играл в «Краснодаре». Ари надо было просто бежать за защитников: он знал, что Широков положит ему мяч в ногу. Я не считаю, что Широков страшно великий футболист, но быстрое мышление и пас даны ему от Бога.
    - Какой футболист сильнее: Широков или Фабрегас?
    – Вы же ждете от меня ответ: Широков. Я так и отвечу. Должен же я эпатировать.
    - Кто, по-вашему, самый переоцененный футболист мира?
    – Месси. Мы же видим, что без Хави и Иньесты он не настолько силен. Когда я это говорил, надо мной тоже смелись. А что случилось на чемпионате мира?
    - Там он почти стал чемпионом мира.
    – Он не стал чемпионом мира. С такой командой многие стали бы почти чемпионами. Вы посмотрите на состав Аргентины: он настолько хорош, что они даже Тевеса не взяли.
    Мельницы

    - Каждый раз когда я собираюсь к вам на интервью, у меня уже есть несколько инвест-предложений для вас от знакомых и друзей.
    – Это нормальная практика обывателей, которые уверены: у них есть гениальная идея, надо пойти к тому, у кого есть деньги, и все пойдет. Близкие люди просят тебя послушать кого-то из их знакомых, ты понимаешь: 15 минут, пока ты будешь слушать этот поток сознания, будут потеряны. Но ты настолько уважаешь близких людей, что вынужден все это слушать с серьезным лицом.
    - Самое дикое предложение, которое вам поступало?
    – Я очень рациональный человек, поэтому тот, кто ко мне идет, хоть как-то шлифует свои мысли, он понимает, что они не должны касаться ветряных мельниц. Хотя одно из последних предложений – заниматься именно ветряными мельницами. Теми самыми, которые мы можем регулярно видеть в Европе.
    - Почему вас не заинтересовало?
    – Первое – у меня достаточно много своих проектов. Второе – я не настолько профессионален, чтобы заниматься тем, в чем я ничего не понимаю.
    - Так можно же делегировать обязанности менеджерам.
    – Это логика какого-то количества предпринимателей, которые сейчас висят в предбанкротном состоянии. У них есть куча предприятий, они думают: сейчас найму менеджера, они все сделают, а ты только деньгами их снабжай. Так не работает бизнес. Бизнес – это жесткая конкурентная среда. Как только ты начинаешь думать, что против тебя работают какие-то дурачки, что можно нанять каких-то людей – даже сильных – и они будут работать вместо тебя, тут ты и закончишься. Против тебя работают реально сильные, страшные товарищи, которые спят и видят добиться успеха. Как только ты перестаешь их уважать, они тебя и съедят.
    - Могу представить, сколько людей ежедневно обращается к вам за адресной финансовой помощью – на лечение, например. Как вы реагируете?
    – Этим должно заниматься государство. Я должен платить налоги. Есть люди, которые готовы тратить на это деньги. Я трачу на другое. У нас есть с ним разделение труда: я договорился, что буду честен, что буду платить налоги.
    - Я не про организованную благотворительность. Я про знакомых знакомых, которым понадобилось много денег, например, на курс химеотерапии.
    – Мой партнер – Владимир Гордейчук – помогает.
    - То есть если кому-то нужна…
    – Не кому-то – иначе к нему вся страна выстроится в очереди. Знакомые. Кто-то заболел. На работе кто-то заболел. Был проект, когда помогали сотрудницам компании, которые воспитывают детей без отцов. Когда компания стала очень большой, это стало тяжело делать.
    Еще раз: это должно делать государство, а мы должны платить налоги. Если государству не хватает, оно должно налоги эволюционно чуть поднимать.
    Булочник

    - Я приехал к вам в день подписания указа о продовольственных санкциях и новости о том, что за выезд за границу с россиян могут взимать налог. В своем кругу и своем поколении я один из немногих, кто не просто не хочет валить в эмиграцию, а всячески убеждает этот круг: жить надо на родной земле, иначе ничего хорошего с ней точно никогда не случится. В последний месяц я столкнулся с тем, что аргументов у меня стало значительно меньше. Помогите мне, пожалуйста, с этими аргументами.
    – А не надо никого уговаривать. Если кто-то хочет уехать – значит это не его земля.
    - Если люди, которые управляют этой землей, дают понять, что мне здесь не рады – как тогда быть?
    – Не думаю, что персонификация здесь правильна.
    Да, наверное, происходят волнообразные движения – когда-то в сторону больших свобод, когда-то в сторону меньших. Это нормально для страны, в которой неустоявшиеся демократические принципы. Этот маятник будет качаться то в одну сторону, то в другую. Люди не умеют ловить баланс сразу, поэтому ловят его по чуть-чуть.
    Нельзя путать наслаждение от жизни в своей стране, общение на родном языке, ту землю, которую ты знаешь, тех людей, которых ты знаешь, с полным или неполным наличием свобод. Полное ли наличие свобод в этой стране? Наверное, нет. Но они не в таком состоянии, чтобы мы говорили, что находимся в каком-то режиме, который вы имеете в виду. Вы можете говорить и думать то, что считаете нужным. Может быть, какие-то вещи власти воспринимают слишком болезненно. Но эти правила игры не запретительны. Они не являются настолько жесткими, чтобы мешать жить. Есть какие-то вещи, которые важнее этого. Еще раз: общество находится в маятнике.
    Для меня жизнь в моей стране важнее всего. За исключением ситуации, когда она станет концентрационным лагерем, как было при Сталине. Все остальное – не страшно. Потому что я не могу жить без эмоций, которые дает мне жизнь в своей стране. Я не могу не слышать русского языка каждый день. Я не могу не видеть своих знакомых и друзей. Все остальное – преодолимо.
    Люди всегда будут требовать большего количества свобод. Они в принципе всегда требуют большего. Но они должны понять: жизнь человека не упирается только в политику. Если для тебя самое важное – политика, то это неполноценная жизнь. Для меня самое важное: мое здоровье, футбол, то, чем я занимаюсь, и то, что я могу создать. Политика – это другая вещь. Политика – это из области перераспределения – благ, интересов, чего-либо.
    Мне никто не мешает заниматься футболом. Хорошему журналисту ничего не мешает писать статьи или книги. Вот вы спортивный журналист. Скажите: востребованный?
    - Да.
    – Вы можете заниматься своей профессией?
    - В том виде, в котором она изначально была придумана, – пока да. Но таких площадок с каждым днем становится все меньше.
    – Но они есть – это раз. Второе – у нас нет сложившихся демократических традиций. Маятник будет качаться. Кто-то говорит, что мы медийные люди. Мы параноидально медийные люди: чуть что – сразу «конец», «все закончилось». Мне кажется, мы должны чуть спокойнее относиться в этом медийном мире к фактам. То, что еще два года назад казалось нам ужасом, сейчас кажется легкой усмешкой.
    Если ты хочешь, чтобы эта страна была такой, как ты хочешь, ты должен вести себя так, как надо себя вести в такой стране. А дальше – будь что будет. Я стараюсь вести себя честно, насколько это возможно. Я не святее Папы Римского, но я пытаюсь создать честные правила игры внутри компании. Я стараюсь заниматься любимым делом. Когда я занимаюсь любимым делом, я делаю эмоционально положительные вещи. Этого достаточно, чтобы мир становился чуть лучше.
    Я должен получать удовольствие от жизни. Борьба за политические, экономические свободы не даст мне внутреннего наслаждения. Вот я родился бизнесменом. Был бы художником – был бы несчастлив. Был бы журналистом – был бы несчастлив. Был бы политиком – был бы несчастлив. Каждый должен научиться соответствовать своему ремеслу. Мы в России все специалисты широкого профиля. Но именно то, что мы должны делать, мы делаем плохо. Когда мне говорят: «Наверное, ваша следующая цель – политика», – меня это невероятно оскорбляет. Потому что я считаю, что нет ничего выше моего ремесла.
    Ценность своего класса в нашем обществе отсутствует. У нас булочник никогда не будет гордиться, что папа был булочником и он будет булочником. У нас есть только респектабельные специальности: гордятся династиями финансистов или артистов.
    - Почему вы не отдыхаете на русских курортах?
    – Потому что комфорта там недостаточно. Потому что я иногда хочу посмотреть, как живут там. Я богатый человек, а для очень богатых людей вообще есть не так много мест для отдыха. Мне нравится отдыхать за границей, я считаю, что должен ездить за границу, но это не заставляет меня как-то иначе относиться к своей родине. Более того, я там всегда немного насильно остаюсь. Я специфический человек, мне всегда надо находиться внутри процесса. Уже через 3-4 дня, даже несмотря на наличие компьютера, меня тянет обменяться эмоциями, впечатлениями с людьми, которые находятся здесь, в Краснодаре.
    Неосоветское

    - Вы говорили: «Большевизм из сознания надо убирать». Не знаю, как насчет большивизма, но у вас нет ощущения, что сейчас в России вовсю идет стройка неосоветского государства?
    – Мы любим клеить штампы. Для меня наличие советского государства – это отсутствие частной собственности.
    Я, например, в некоторых вопросах не хотел бы быть гражданином американского государства.
    - Это в каких?
    – Например, когда ты бомбишь страну в другом регионе, который тебя совершенно не касается, я бы не испытал гордость за то, что я американец – хоть они и считают себя флагом на холме демократии. В какой-то степени мне нравится общество Швейцарии. Они голосуют всей страной, купить им или нет 20 истребителей. Еще одно недавнее голосование мне понравилось: 1. Уменьшать или нет трудовую неделю? 2. Увеличивать или нет минимальную заработную плату? – хотя она и так там сумасшедшая, под 4000 франков. По обоим пунктам проголосовали против! Вы можете себе представить еще какую-то страну, которая может это сделать? Вот тут бы я гордился, если бы жил в такой стране. Они и к санкциям сейчас не присоединились. Потому что все время сами решают, как им быть.
    Что касается того, что происходит: большие государства – особенно такие, как Россия – не могут выжить, если они не сильные. Мы не все делаем правильно. Но с народом, который 18 веков жил без демократических институтов, как только будет полная слабость, страна рассыплется. Я против сильной руки, но я понимаю, что государство должно быть сильным. Мы не можем переложить их ценности сюда. Более того, некоторые их ценности довольно странные. То, что они устроили со своим населением, пустив туда всех подряд…
    - Мы тоже пускаем всех подряд. Даже госстройки возводят узбеки и таджики, которые далеко не всегда имеют разрешение на работу.
    – Это разные вещи. Здесь больше приезжают работать, там – жить. Им платят пособие, если нет работы. И я не против узбеков и таджиков – это вопрос к нам, что мы не хотим работать на этих работах.
    Еще раз: я за то, чтобы получать удовольствие от жизни. Почему я спокойно закрываюсь от всех информационных потоков, которые давят на образованных людей? Они не понимают: надо получать удовольствие. Быть информационным вампиром не есть жизнь. Вы написали отличную статью, получили от этого удовольствие – это и есть ваша жизнь. Когда я пойму, что провел большую часть своего времени, просто дергая ленту твиттера, разве это будет жизнью?
    - Сколько ваша компания потеряла на продовольственном указе 6 августа?
    – Я ничего не потерял.
    - Как это «ничего»? Сотни ваших грузовиков ежедневно забирают товар за границей и везут его в Россию. Наверняка какие-то из них сейчас застряли на границе с грузом на много миллионов долларов.
    – Для меня важно одно: если требования ко всем игрокам на рынке одинаковые, выживет тот, кто умнее.
    Хотим мы этого или нет, бизнес подчинен политике. Во всем мире, не только в России. Разве Mastercard и Visa хотели применять к нам санкции? Когда вопрос касается не моего бизнеса, а политики, я спокойно беру попкорн, сажусь на диван и иногда пригибаюсь – чтобы пулей не задело. Если от тебя ничего не зависит, зачем париться? Это же со всеми грузовиками случилось? Со всеми. Является ли это решение рациональным? Оно является политическим. Наверное, политические решения не всегда рациональны. А париться, когда от тебя ничего не зависит, бестолково, это не приносит удовольствия.
    Бизнес – это немного интеллектуальная игра. Когда ее рисуют, там же есть поход в гору, спуск с горы, где-то деньги у тебя отнимают, где-то ты возвращаешься на несколько пунктов назад. Все эти вещи ты должен воспринимать как новые вызовы. Ты не соревнуешься против государства. Ты соревнуешься против таких же хозяйственных субъектов, как и ты сам. Кто лучше из этой ситуации выйдет, тот и будет победителем.

    0 Недоступно!

  7. #167
    Enjoy


    – У нас в прошлом месяце были великолепные результаты. Я каждый месяц пишу инвесторам: думаю, что дальше будет так или так. А в прошлом месяце все было настолько хорошо, что я просто написал: enjoy. Люди об этом забыли. Нужно получать удовольствие от того, что делаешь – и тогда неважно, в какой политической экосистеме ты существуешь. Если занимаешься любимым делом, значит ты счастлив.
    - Если только твое любимое дело не уничтожают.
    – Вы про журналистику? Ее уничтожает интернет. В мире появилось столько свободно пишущих людей, что мнение журналиста уже не так интересно.
    - Так это не уничтожение – это конкуренция, и это здорово. Будь осведомленнее, быстрее, изобретательнее, выигрывай эту конкуренцию – и все будет хорошо.
    – Думаю, Sports.ru себя неплохо чувствует.
    - Очень неплохо. Но учитывая, что мы единственные не дружим взасос с клубами, а работаем на прямые рекламные продажи, я немного боюсь холодной зимы. А она может быть очень холодной – потому что рекламный рынок наверняка рухнет в том числе из-за санкций.
    – Это вы так думаете. Но мы же последнюю трансляцию продали.
    - Вы ее продали по-настоящему, коммерчески? Не кому-то из своих партнеров?
    – Абсолютно нет. Я не скажу, за сколько мы ее продали, но это хорошие деньги. Как это было? Мы знаем, что пиву разрешили выход на рекламный рынок. Наша маркетинговая служба звонит им, делает предложение и договаривается. Первый наш матч в Лиге Европы в пике смотрело 22 тысячи человек, сейчас – 26. Это колоссальные цифры для таких матчей.
    - Хорошее ли сейчас время, чтобы начинать бизнес?
    – Плохое – только когда идет война. В остальном – или ты бизнесмен, или нет. Если нет, то для тебя любое время плохое.
    - Василий Уткин предположил: то, что в Европе уже 70 лет нет большой войны, заслуга в том числе футбола. Политики частично отвечают на вопрос, чья же из стран круче, когда смотрят футбол, выпускают пар и с меньшим желанием прицеливаются друг в друга из пушек. Вы согласны?
    – Василий иногда приводит красивые образы, но тут я с ним соглашусь: небольшая заслуга в этом есть. Но основная заслуга – в существовании ядерного оружия. Оно сдерживает не простых людей. Оно сдерживает политиков. Потому что когда ты посылаешь на фронт погибать тысячи, тебе наплевать. Когда же это касается персонифицировано тебя, это сдерживает.
    Ранить в сердце

    - В этом году вам же правда предлагали объединиться с «Кубанью»?
    – Я политические вопросы на почве футбола не комментирую.
    Но если честно, объединить коня и трепетную лань нельзя. Потому что у «Кубани» огромная армия болельщиков. Нельзя ранить их в сердце. Меня нельзя ранить в сердце, потому что свой клуб я построил с нуля. Черно-зеленые цвета своих болельщиков, пусть у меня их немного, я тоже не могу предавать. Пусть у меня их будет полтора человека, я должен их уважать. Поэтому я всегда был против этого.
    Почему Галицкому ни в коем случае нельзя спасать «Кубань»?
    - В твиттере вы публиковали фото, на котором вам ставят капельницу на рабочем месте. Зачем?
    – У меня были проблемы со здоровьем.
    - Какие?
    – Если покажете, что вы врач, – расскажу. Просто беспокойство? Повторюсь: надо получать удовольствие от жизни. Поэтому и беспокоиться надо за себя.
    - «Краснодар» производит впечатление сладенького клуба – его все любят…
    – Так и есть. Меня это поначалу напрягало. А сейчас мне все равно. Я прошу журналистов только об одном: пишите честно. Плохо сыграли – метельте нас. Но если сыграли хорошо, я буду защищать свой клуб. Мы не сладенькие. Мы просто стараемся идти по правильному пути. И дело не в нас, а в недостатке хороших примеров.
    - После просмотра вашей ленты твиттера любого начинает интересовать: поздравляют ли вас комментаторы «НТВ-Плюс» с днем рождения дочери, супруги, может быть, с днем взятия Бастилии и другими приятными праздниками?
    – Я думаю, они не знают, даже когда у меня день рождения. Мне самому не нужна такая переписка. Мне нужно только спортивное общение. Не поверите: я испытываю очень положительные эмоции ко всему коллективу «НТВ-Плюс» – может, потому что постоянно их смотрю, и они для меня там все как родные. Но их поздравления с днем рождения меня не интересуют, я бы не хотел общаться в таком ключе.
    - Вам предлагали стать акционером «НТВ-Плюс». Почему вы отказались?
    – Да ничего мне не предлагали. Я просто считаю, что мы какие-то странные деньги получаем от ТВ.
    - То есть мало?
    – Нет, «мало» – это было бы миллионов 100. А мы получаем 37 млн. Теоретически от них можно отказаться – бюджеты клубов таковы, что это странные деньги. Я думаю, что что-то здесь не так. Когда 26 тысяч человек смотрит нашу игру с венграми – без интриги, с ужасным качеством – я перестаю верить, что показ нашего футбола настолько уж убыточен. Мне кажется, что нам вешают лапшу.
    - То есть, по-вашему, менеджмент «НТВ-Плюс» неоптимально использует коммерческие возможности?
    – Я думаю, что в этом механизме что-то неправильно работает. Но я не могу погружаться во все. И более того, меня никто не уполномочивал.
    - А с чего вы взяли, что телевидение должно платить вам больше? Вы видели рейтинги нашего футбола?
    – Это неправда. Они продают рекламу, они зарабатывают, рейтинги не такие плохие.
    Вот меня спрашивают: почему я не отдаю трансляции Лиги Европы бесплатно? Если бесплатно – пусть лучше идут на стадион. Показывать матч бесплатно для двух моих болельщиков в Якутии неправильно. Мои болельщики – это город Краснодар, так пусть приходят на стадион. У многих есть любимый иностранный клуб. Мне кажется это странным. Болеть надо за тот клуб, на который ты можешь прийти вживую. Телевизионное боление – это очень странно. Мне важны люди, которые могут приходить или приезжать на мои матчи.
    - Если подытожить: может ли «НТВ-Плюс» когда-нибудь стать вашим?
    – Мне интересно, чтобы это показывалось хорошо. Но это не очень интересно, когда владелец одного из клубов будет владеть каналом, который освещает всех. Его всегда могут обвинить в предвзятости.
    - А сейчас именно так и есть.
    – То есть вы хотите сказать, что к «Зениту» предвзято относятся?
    - Разумеется.
    – Я вижу это только в том, что их матчи работает один и тот же комментатор – но эту тему уже сто раз обсуждали. Более того, Орлов неплохой комментатор. Думаю, для него самого трагедия, что он не комментирует больше никого. У него есть свой стиль. Для меня самый ужасный комментатор – тот, которого я не могу узнать, когда включаю телевизор. Орлова я узнаю всегда.
    А по поводу предвзятости «Зенита» – неправда. Пример – «90+», там разве «Зениту» уделяется больше времени? Вот видите: нет. Но вы хотите, чтобы относились к нему предвзято.
    - В свое время у вас была медийная площадка – сайт onedivision.ru. Для чего он был вам нужен?
    – Мы играли в первой лиге. Я считаю, что сайт о первом и втором дивизионе экономически оправдан. Огромная страна, сразу у нескольких десятков больших городов нет места для обмена информацией.
    Потом мы ушли в премьер-лигу, ни эмоций, ни времени на него у меня не хватало. Я отдал ребятам сайт, как есть. Но среди них были недовольства, они считали, что я должен был содержать его и дальше.
    - Во сколько он вам обошелся?
    – Я не помню уже. Это были небольшие деньги.
    Солдаты

    - Сколько стоят часы, которые вы презентовали Жоазиньо за 100 матчей, проведенных за «Краснодар»?

    – Зайдите и посмотрите, сколько стоит обычный Rolex. Это такие же часы, только с нашей гравировкой. Это ценный подарок.
    - Болельщики «Кубани» не один десяток раз рассказывали мне, что на домашние матчи «Краснодара» вы чуть ли не автобусами завозите сотрудников «Магнита». Это так?
    – Вы были на вчерашнем матче? Видели автобусы? Они болельщики, которые не очень любят соседа. Понятно, что мы привлекаем детей из школы, откуда-то еще. Мы не можем тягаться с армией болельщиков «Кубани». Мы пробуем выращивать свою, а пока мы это делаем, играть при пустых трибунах нельзя.
    - Вы привлекаете еще и солдат. Выглядит это очень странно – как будто часть стадиона вернулась в те самые 90-е.

    – Да это для вас возврат. А мужчина не виноват, что он служит в армии, что он в форме. Для них это невероятное удовольствие – сходить на футбол. У вас все время какой-то образ Северной Кореи. Они не люди в форме, они мужчины – муж-чи-ны. Спросите у них: они с удовольствием пришли на трибуны? С удовольствием.
    Мы будем привлекать и студентов, и школьников, и солдат. И я не стыжусь этого, потому что, в отличие от кого-то, считаю солдат людьми.
    - Я тоже считаю их людьми. Но многих обилие людей в форме напрягает.
    – Но что делать, если они сейчас служат? Поверьте: всех, кто ходит к нам, форма не напрягает. Их напрягают люди из других городов, которые приезжают и ругаются матом. Я ставил и буду ставить этот вопрос на Исполкоме: мы должны иметь право лишать фанатские трибуны следующего приезда в случае мата. Иначе у нас не будет пополняться армия болельщиков. За своих зрителей я должен отвечать. За приезжих – нет. Если вы материтесь, как у нас было с «Ростовом» в прошлом году все 90 минут, мы должны принимать меры. А если не материтесь – в следующий раз проходите на гостевой сектор совершенно бесплатно.
    - Летом вы пересматривали все матчи «Краснодара» в чемпионате-2013/14. Зачем?
    – Во-первых, я люблю футбол. Во-вторых, люди же должны заниматься спортом, бегать. А что смотреть на беговой дорожке?
    Ретроспективный анализ – это очень интересно. Я пересматривал те эмоции, которые были у меня вокруг команды. Футбол – это эмоции, а не счет на табло. Мне, бывает, говорят: «Что ты там всегда рассказываешь про стиль и красивую игру? Главное – как сыграли». Я им предлагаю: а приходите на стадион и тупо смотрите только на табло, этого будет достаточно.
    - «Я занимаюсь академией по 2-4 часа в день», – сказали вы как-то. Что именно вы делаете в течение этих 2-4 часов?
    – Там очень много работы. Кто-то говорит: лучшая академия! Но пока это просто стены, а стены не дадут футболистов. У нас 6000 мальчиков. Это открыть манежи. Это набрать тренеров. Это понимать, чего мы хотим. Мы с главным тренером школы каждый день гуляем по поселку и разговариваем. Это большая проблема – удержаться и продолжать работать с техничностью мальчиков, хотя из-за физиологии они будут проигрывать и кто-то будет смеяться: у них такие условия, а они проигрывают. Сохранить этот настрой – большая проблема. Что бы ты ни говорил всуе, каждый раз проигрывать в младших возрастах морально тяжело – даже если видишь, что игроки фантастически оснащены технически.
    Это проблема того, что мы стали чемпионами Европы. На Исполкоме РФС я сказал: готовьтесь к более худшим временам. Юношеское Евро мы выиграли за счет акселерации. И когда мы спрашиваем, почему Кроос в «Реале», а кто-то из наших остался на старом месте, ответ прост: техническая оснащенность – самое важное.
    У нас мальчики во всех детских возрастах в чемпионате России всегда проигрывают. А когда достигли возраста U18-U16 – из трех последних раз «Краснодар» два раза был в финале, один раз – в полуфинале, где проиграл чемпиону. Я понимаю, что это три наших самых слабых возраста, потому что они в нашей академии не прошли практически ничего. Самый правильный возраст у нас – 2003-й: они занимаются в нашей академии с самых первых своих шагов в футболе. И я понимаю, в каком ужасе у нас находится детский футбол: если мои необученные мальчики были в финале, что же происходит в других школах?
    Сохранить настрой – плевать, какой будет результат, плевать, что будут смеяться – очень тяжело. И для этого мне надо постоянно общаться с тренерами.

    - С чего вы решили, что сербы – именно те тренеры, которые вам нужны?
    – А я ничего не решил. Просто так получилось, что они говорят по-русски, а контакт очень важен. А почему он должен быть голландцем? Мне хотелось бы, чтобы все были россиянами. Но их нет. Мы и растим их. Начальник команды пришел в «Краснодар» из детской школы. Один из тренеров по технике академии привлекается в первую команду.
    Все говорят: Галицкий, лучшая школа, через два дня пойдут таланты. Через два дня ничего не будет. Результаты будут через десять лет. И я готов, чтобы эти десять лет надо мной смеялись. Результат придет. Вопрос – когда. Будем работать лучше – придет раньше. И от академии я получаю гораздо больше удовольствия, чем от основной команды. Потому что в основной команде от меня намного меньше зависит.
    - Вы пробовали себя и комментатором, и селекционером. Признайтесь: вам же очень хочется и потренировать?
    – Нет. Никогда. Я уважаю профессионалов. Я считаю, что тренер – это специальность. Что тренер должен этому учиться, что он должен поработать в школе, что должен побыть ассистентом. Тренировать – это ведь не только записать в тетрадку упражнения. Тренировать – это понимать, кому и когда определенные упражнения нужны.
    Я могу еще что-то обсуждать, но никогда не полезу в тренерскую работу. Тренер не должен быть зависим от президента. Как только тренер начинает слушать президента, он закончился. Но обсуждать мы должны все. Он должен знать, что я всегда буду высказывать свою точку зрения. Но последнее слово при этом остается за ним. Всегда. Если он примет свою точку зрения, я никогда не буду возмущаться. А вот если он всегда будет принимать мою, я начну сильно напрягаться.



    Автор
    Юрий Дудь

    0 Недоступно!

  8. #168
    Дмитрий Кузнецов: «Деньги за мой трансфер из ЦСКА в «Эспаньол» украли – 800 тысяч из миллиона»

    Денис Романцов поговорил в Казани с капитаном золотого ЦСКА-1991, который теперь побеждает ЦСКА в качестве тренера «Рубина».

    Фото: РИА Новости/Владимир Родионов
    Приглушая звук телевизора в своем номере на третьем этаже базы «Рубина», Дмитрий Кузнецов показывает взглядом на учебник испанского.
    – В свободное время свой испанский совершенствую. Практикую в команде с Карлосом Эдуардо и Сесаром Навасом. Карлос последние три недели работает просто на износ. Пересмотрел свое отношение к тренировкам. В обороне отрабатывает. Умница. Он нам очень поможет. С ЦСКА вот вышел, ни одной потери, все грамотно.
    - До этого вы работали селекционером ЦСКА.
    – Полтора года. Я в основном работал по Москве и Московской области, но в Москве тяжело кого-то найти, потому что есть устная договоренность – не воровать друг у друга игроков. А еще несколько лет назад сделали правило, что ты не можешь два раза за один год сменить команду – перешел, например, из «Торпедо» в ЦСКА и до конца года не можешь сменить команду. А то раньше бегали – туда-сюда, не поймешь, кто где играет.
    - Работа селекционера близка вам была?
    – Я пришел к Евгению Ленноровичу, он мне: «Дим, давай я поговорю с Бабаевым – он работодатель». Получилось, что полгода я просто так работал. Представляешь, мне в ЦСКА дали испытательный срок. Это говорит об отношении. Потом заявили: «Рабочих мест нет, иди туда». Это просто неуважение, если разобраться. Получается, Онопко, который за «Спартак» играл, может работать в ЦСКА, а я – нет. Виктор – нормальный человек, я его хорошо знаю, но позиция клуба непонятна.
    – У вас со Слуцким было какое-то общение?
    – Только несколько раз поговорили, когда ЦСКА проигрывал в начале позапрошлого сезона: «Викторыч, тяжело». – «Ну, терпите-терпите. Такая работа, что нужно вылезать из трудных ситуаций». В конце того сезона они первый раз при нем чемпионами стали.
    - Вы сами поздно начали серьезно заниматься футболом – лет в одиннадцать. Почему?
    – Я с семи лет играл во дворе со взрослыми мужиками, которые были намного старше меня. Это помогло – меня били, я толкался. А в одиннадцать лет записался в секцию в «Лужниках» – с братьями Савичевыми, с ними и учился в одном классе, и жил рядом. Втроем с ними гоняли, зашел мужик какой-то на площадку: «Ребят, не хотите попробовать». Мы попробовали и семь раз стали чемпионами Москвы. Потом в семнадцать лет играли за ФШМ во второй лиге – мужики из Калуги, Рязани, Брянска лупили нас нещадно.
    - С Билялетдиновым тоже в «Лужниках» пересеклись?
    – Да, в клубе «Союз». Он на девять лет старше. Потом он проходил практику от института и был у нас с Савичевыми вожатым в лагере. Получается, тридцать пять лет его знаю.
    (Кузнецова прерывает звонок).
    – Знаешь, кто звонит? Вот. (На экране телефона высвечивается: Ловчев Е. С.) Але, Серафимыч, привет. Спасибо, спасибо... Давай, обнял.
    Говорит, игра с ЦСКА понравилась. Азарт в глазах увидел. Носятся. Мастерства, конечно, еще нужно. Приятно слушать.

    - С чего начиналась ваша карьера в ЦСКА?
    – После ФШМ ездили по дублям. По пять-шесть человек стали показывать командам – были три дня в «Спартаке», в «Торпедо», дубль «Динамо» вообще 3:0 обыграли. Наш тренер говорил Голодцу: «Адамас Соломонович, бери любого – отдаю». Он: «У меня свои». В итоге Савичевы попали в «Торпедо», я в ЦСКА, еще двое ребят, акселераты Королев и Романов, попали в «Спартак» – в шестнадцать лет уже в дубле там играли. Потом мы с ними в ЦСКА встретились. А когда тренер дубля ЦСКА Ольшанский взял меня в команду, меня отправили на курс молодого бойца в Полоцк, в Белоруссии. Служил там месяц. Гена Гришин, торпедовский, со мной был. Потом сыграл за дубль всего две игры, и меня Юрий Андреевич Морозов взял в основу.
    - Состав ЦСКА сильно перетряхивался?
    – По шестьдесят человек проходило за сезон – я даже не знал, как кого зовут. Брали людей, которые не хотели играть. Например, Вальдас Иванаускас, литовец, точно не хотел. Славик Медвидь говорил: «Отслужу и уеду в Ужгород». Морозов сделал ставку на молодых и набрал игроков с юношеской сборной Игнатьева и Мосягина. Так мы и оббивались 6-7 лет, прежде чем стали чемпионами.
    - Шмаров рассказывал, что его в ЦСКА заставляли снег разгребать около военной части.
    – Было. Морозов не любил прогульщиков и тех, кто режим нарушал. Брошин и Татарчук на губе сидели. Куда-то их засылали работать. Романова в Читу отправили служить. Военные методы. Меня-то родители воспитали: «Можно выпить, когда есть свободное время». А в ЦСКА были люди, которые выпивали и шли на тренировку. Некоторые обижались, некоторые боялись – кому захочется на губе сидеть, с ужасным питанием.

    - Садырин сделал послабление?
    – Он собрал нас в манеже и произнес: «Никого насильно держать не буду. Кто мне верит – останьтесь на год, потом всех отпущу». Ушло человека три только. И поперло. Первую лигу проскочили, как на поезде, даже соперников не заметили, в вышке сразу вторыми стали, а на следующий год чемпионами. Той золотой командой собирались уже трижды – на десять лет чемпионства, пятнадцать и двадцать. Мне как капитану команду приходилось мучиться – программки делать, со спонсорами договариваться, форму искать. Приглашали брата Мишки Еремина – вратаря нашего, который разбился в девяносто первом.

    0 Недоступно!

  9. #169
    Еремина из «Спартака» вернул Садырин? – Да. За год Миша прибавил так, что его стали в сборную вызывать – говорили, второй Дасаев растет. Он здоровый был, но добродушный. Работал бешено – но попробуй с нами не поработай, мы после тренировки никого не отпускали. Били Мишке по пять серий пенальти – он весь в мыле, в поту, но прыгал. После победы в финале Кубка-1991 налили шампанского в раздевалке. Говорю: «Сейчас собираемся и едем в ресторан. Бухаем там, потом готовимся». Это было 23 июня, а 27-го – уже игра чемпионата с «Шахтером». А у Еремы 19-го день рождения был, он говорит: «Я на завтра «Космос» заказал – и день рождения, и Кубок отметим». Решили праздновать на следующий день, а сразу после финала Кубка никто никуда не поехал. В шесть утра звонок – Мишка разбился. Представляешь?
    На базу приехали. У нас там рядом река. Сели на берегу, на травке, между деревьями. Три человека там, два там, четыре там – все сидят и бухают. Шампанское, водку. Просто шок у людей. Приходим: «Отменяйте игру. В таком состоянии невозможно играть». Игру не отменили – мы проиграли «Шахтеру» 3:4. Ерема еще лежал – но мы знали, что там дело времени, у него только сердце работало, все остальное отключилось. Ерема умер – едем в Днепропетровск. Кучеревский в гостиницу приехал: «Все понимаем, давайте вничью сыграем». Молодежь поставили.
    Собрались: «Ребят, ну чего. Давайте в память о Ереме выиграем». И пошло дело. Сначала, правда, «Спартаку» проиграли, еще Гутеев стоял – Мостовой со штрафного в девятку как дал. Начали вратаря искать. Повезло, что Димка Харин свободный был – он влился так, будто всю жизнь с нами играл. С ним и стали чемпионами.
    - Отец Еремина говорил, что ЦСКА тогда летал на военных самолетах.
    – На чем мы только не летали. Из Ташкента как-то добирались на грузовом самолете. Вокруг арбузы, дыни, апельсины, и мы – между ящиками. Был самолет с дверью для парашютистов. В первой лиге играли через два дня на третий. Нам давали военный самолет – мы прилетали в часть, жили там, ели в солдатской столовой, играли матч и летели дальше. Владикавказ, Кутаиси, Батуми. С чкаловского военного аэродрома летали без виз в Венгрию, Восточную Германию. Но там были сборы, на коммерческие турниры летали в Америку – мы там фурор произвели.
    - Интересно.
    – Играли в мини-футбол на хоккейном стадионе в Детройте – искусственное поле, ворота гандбольные, шестнадцать тысяч человек. На первую игру нас пустили на сборную Америки по мини-футболу. Мы их как хлопнули – у тех шок: как это – «Красная армия» обыграла сборную лиги. Организаторы поняли, что бабки можно заработать: разделили нас на две команды, по десять человек, и отправили в турне. Как «Ласковый май». Я чуть не сдох там: у соперников по 20 человек, все время меняются, а нас десять всего, даже тренеры играли. Сыграли семь игр, четыре тайма по пятнадцать минут – темп невозможно было выдержать. Начали проигрывать, но потом две наши команды соединили и мы опять три раза их хлопнули. По десять – пятнадцать мячей забили: «Ребят, тренируйтесь дальше».
    - Еще я слышал про громкое итальянское турне.
    – В Кубке Кубков отвозили «Рому» с Хесслером, Феллером, Джаннини – нам гол второй не засчитали, поднялся скандал. Остались в Италии – у нас там нарисовалось две игры коммерческих. По тринадцать мячей забивали: итальянцы подходили в перерыве и просили: «Можно вам один гол забить?» Дали кому-то забить, так этот чудак потом бежал с майкой через все поле – орал от счастья. В магазин в Италии приехали. Хозяин, посмотрев, как мы играем, спрашивает: «Сборники есть?». – «Есть, четверо». – «По три вещи – бесплатно. Остальным – 50 процентов скидка».
    - Сейчас, конечно, сложно представить, что после матча еврокубка ЦСКА останется где-то играть коммерческие матчи.
    – Потом в 1991-м награждение было в Центре международной торговли на Краснопресненской набережной. А в пять утра, после концерта, мы улетели на Сицилию – турнир там был с «Миланом» и «Ювентусом». Там такое шоу сделали – играем 45 минут, в перерыве зрители вратарям пенальти бьют, потом поет кто-то, танцует. На пресс-конференции сидят Барези, Мальдини, Донадони и мы. Спрашивают:
    – Сколько вы получаете?
    – 200 или 300 долларов.
    – В час?
    – В месяц, епт.
    Те как заржали:
    – Да ладно вам.
    Правда, плюс игроков ЦСКА был в том, что мы имели доступ к военторгам. Ты мог спокойно идти и покупать продукты, которых не было в магазине. Телевизоры фирменные, дубленки, шапки меховые, дезодоранты – их только в «Березках» продавали. Дают три ковра – и в команде жребий тянут, кому они достанутся. То же самое с мебелью – румынской и югославской. Потом перепродавали. В 1989 году вышли в высшую лигу – все получили по «девятке». Ну как получили, за свои деньги – дали открытку, чтоб в очереди не стоять. Ты едешь получаешь и перепродаешь. В основном, кавказцам. Там свои клиенты были. Разговоры примерно такие с ними получались:
    – Чего нужно?
    – «Волгу».
    – Забирай.
    – Черную!
    – Черных нет. Белая. Бери давай.
    Платили двойную цену.
    - А официально как-то за чемпионство наградили?
    – Банк дал медальку стоимостью десять тысяч рублей. Проходит несколько дней и они превращаются почти в ноль. И все.
    - Форму военную когда надевали?
    – Один раз, когда после чемпионства пошли на прием к Язову. Ржали там, конечно – своей-то формы не было, принесли чужую, она не подходит, у кого носки черные, у кого белые. У Корнеева волосы до плеч, ему их скрутили, шапку сверху надели. Язов не поймет: «Кто такие? Кого привели?»
    - Люди из Минобороны часто вмешивались в дела команды?
    – До меня история была. При Базилевиче «Спартаку» проиграли, и игроков отправили на полигон под танки нырять. Вагиз Хидиятуллин тогда в ЦСКА как раз был.

    - Правда, что, кроме «Эспаньола», вас еще английские клубы звали.
    – Когда Советский Союз распадался, начали агенты ездить: «Подпиши со мной, я тебе подарки пришлю». Итальянцы, в основном. Я им: «Ребят, я ж не маленький». Еще забыл историю рассказать – в Италии играли с командой из серии В с молодым Раванелли в составе. Они шли на первом месте и уже выходили в серию А. Предложили сыграть – ну, мы им четыре и набили. После игры подходят: «Можно у вас шесть человек забрать?» Шестерых сразу в серию А, представляешь? Садырин: «Да вы чего, издеваетесь? Мы сами хотим выиграть чемпионат».
    А из английских клубов обращался «Эвертон». Три агента меня туда отправляло. Говорил: «Ребят, как я поеду – я вас не знаю почти никого». Потом из «Блэкберна» пришло предложение, но условия не подошли. В «Верону» – тоже отказался. Закончился 1991 год и я ногу ломаю. Стрессовый перелом пятой плюсневой – от усталости уже. Сижу дома после турне со сборной по Америке, отдыхаю – мне звонок: «Зайди в клуб». Корнеев, Галямин и Мох в декабре 1991-го уехали в «Эспаньол» – вместе летели на Сицилию, мы играть, а они контракт подписывать. И вот захожу в январе в клуб и слышу: «Корней сломался – надо тебе в «Эспаньол» ехать. Клементе, тренер их, посмотрел кассету и сказал: «Вот этого мне привезите быстро». Отвечаю: «Я не поеду. Не хочу». Дали два дня на обдумывание. Вернулся домой – ко мне опять агенты пристали. «Ну ладно, давайте». Подписал контракт с «Эспаньолом».
    Приехал посмотреть на игру в Овьедо. 0:1. Команда моя на последнем месте из двадцати двух. Схватился за голову: «Куда я попал!». Выхожу против «Атлетико» – у них Шустер, Футре, Маноло. Вышел – и стою как под мостом: мяч только над головой летает. Говорю в раздевалке: «Я чего приехал-то? Дайте мне мяч хоть. Опустите его на землю». Клементе скомандовал: «Дайте ему мяч». Вышли на второй тайм. Оп-оп-оп – я гол забиваю. Представляешь, в первой игре.

    0 Недоступно!

  10. #170
    Неплохо. – А помнишь, я говорил, что у меня перелом был? Мне в диспансере ЦСКА сделали два укола, чтоб быстрее срасталось. 16 декабря сломал ногу – 5 января играл за сборную. В Барселоне снимки сделали:
    – У тебя ж перелом. Не заросло еще.
    – А я уже за сборную так играл.
    – Да ладно.
    В итоге договорились с «Эспаньолом» так – если выхожу на поле, получаю одни деньги, остаемся в вышке – в два раза больше. И вот после первой игры, когда я забил, зашел в клуб и мне, игроку с переломанной ногой, дали контракт на три года.
    Мы дома всех прифигачили и остались в примере, даже стыковые играть не пришлось.
    - Одним из тех, кто стремился стать вашим агентом, был хоккеист Владимир Петров. Как так получилось?
    – А я откуда знаю. Он меня в «Эвертон» и пытался засунуть. Он и еще два каких-то парня. Потом Геннадий Логофет: «Подпиши с «Вероной». Я отказался.
    - То, что в Барселоне уже были Галямин, Корнеев и Мох, помогало или нет?
    – Обучение языка затянулось надолго, а так-то помогало, конечно.
    - В каких условиях жили?
    – Два месяца – в гостинице с переводчиком. Переводчиком был муж Маши Шукшиной – Леха Касаткин. Они развелись потом. Позже мне дали квартиру и машину. В десять утра тренировка, жарко же – чтоб до двенадцати закончить. А потом – сам себе предоставлен. Я ехал на пляж рядом с аэропортом. Садился или у бассейна, или у моря под зонтиком – я загорать не люблю, краснею сразу. Так и отдыхал. Потом друг появился, Энрике, болельщик «Эспаньола». Он владел магазином школьных принадлежностей и канцтоваров. Зашел к нему как-то за газетой, он смотрит: «О, новый игрок наш». Подружились. До сих пор, когда езжу в Барселону, живу у него – гостиница не нужна.
    - А сначала, говорите, не хотели в Испанию.
    – Ага. В Испании на тренировки брал только шампунь, одеколон и расческу. Все остальное тебе постирали и принесли. Даже бутсы мои хотели почистить. Я им: «Вы чего, травите? Это мой инструмент, я сам буду чистить». Спортивные фирмы предлагали контракты на бутсы – я в первый год четыре попробовал. Остановился на Mizuno. Классные. До сих пор играю в них.
    - Работа с Бышовцем в сборной запомнилась? Индивидуальные беседы с ним, например.
    – Беседы он вел в основном с теми, кого хотел переманить в «Динамо». А я армейский, у меня звезды – как я перейду? А на Евро я первый матч сыграл с Германией, вроде нормально – 1:1, на следующую игру Бышовец поставил не меня, а Алейникова. На второй тайм меня выпустил. С шотландцами, на третью игру опять не поставил – и опять в перерыве выпустил.
    - Это заслуга Бышовца, что наша сборная, не выйдя из группы, получила больше денег, чем Дания, ставшая чемпионом?
    – Анатолий Федорович умел пробивать премиальные. Но это были деньги за выход на чемпионат Европы, а не за игры там. Мы же, когда вышли, ничего не получили. То, что перечислила ФИФА, получили только в Швеции, на Евро – помню, вез домой огромный пакет цветных денег. Дали половину, а вторую часть обещали через три месяца – Колосков гарантийное письмо писал. А без этого мы отказывались уезжать.

    - У Садырина такой деловой хватки, как у Бышовца, не было?
    – В ЦСКА было Министерство обороны, которое все решало, а в сборной – сами знаете: письмо четырнадцати. Люди его подписали, а потом жалели, что не поехали на чемпионат мира из-за ерунды какой-то. На чемпионате мира обстановка плохая была. И из-за отказников вернувшихся, и со спартачами некоторыми не могли общий язык найти.
    - А вам самому нравилось с Садыриным работать?
    – Он неконфликтный. Когда нужно, крикнет, а в основном – спокойный. В ЦСКА все время кричал: «Чего, козлы, когда играть будете?» Но по-доброму – все понимали правильно.
    - Почему вы из «Эспаньола» через полгода вернулись в ЦСКА?
    – Да там деньги украли за мой трансфер. В Москве. Приехал с Евро, мне в ЦСКА говорят: «Будешь здесь, пока за тебя все деньги не получим. Из миллиона только двести тысяч до нас дошло». Восемьсот пропали. Я им: «Я-то при чем здесь? Не я ж их украл». Через три года меня в суд возили. Я уже в «Алавесе» играл, а судьи меня спрашивали: «Где деньги?» Говорил: «Ищите, кто контракт с клубом подписывал». Оказалось, кто-то из наших агентов махнул восемьсот тысяч. А тогда я сидел в ЦСКА три месяца.
    - Тогда это называлось: Кузнецов приехал в отпуске помочь команде.
    – Да, вот именно. Лучше б я не помогал. За шесть или семь игр забил семь голов, а Мурашко, начальник команды, обвинил меня в сдаче игры. Это вообще был цирк. Началось с того, что я не полетел в Находку. Я ж когда только приехал в ЦСКА – зарплаты нет, премиальных нет, страховки нет. Говорю им:
    – Ребят, вы мне хоть чего-нибудь дайте.
    – У тебя с «Эспаньолом» контракт.
    – А если я сломаюсь? У меня на три года с ними контракт.
    – Вот пусть они тебе и платят.
    – Я сломаюсь-то у вас. За что они мне будут платить? Они меня выкинут и все.
    И не полетел в Находку. Руководство мне:
    – Предатель!
    – Это я-то предатель?!
    Потом проиграли «Алании» 2:4, я забил пенальти, а меня обвинили в сдаче игры. И я предатель после этого.
    – Ребят, если я сдал, приведите людей, кто мне деньги дал.
    – Мы и так все знаем, ты сдал.
    Причем сумма менялась каждый день. Удваивалась, утраивалась.
    – Вы хоть договоритесь между собой. Я по-вашему уже миллионер – чего мне дальше в футбол играть.
    – Почему потом ушли из «Эспаньола»?
    – Появился закон – если сыграл пять игр в первом круге, не можешь перейти в другой клуб лиги. Я вообще одурел – меня на пять игр поставили и больше не выпускали. Даже в запас не сажали. Говорю: «Ну, хорошо». Звали в «Серветт», в «Торино», где Абеди Пеле играл, но у меня ребенок в школу пошел – куда уезжать. Поехал в «Лериду», в сегунду – 150 км от Барселоны.
    – Почему владелец «Эспаньола» Лара ходил с пистолетом?
    – Он старый уже, выживший из ума был. Пистолет брал на игры с «Барселоной» – так ее ненавидел, что орал: «Я их застрелю всех». А так, платил нормально. Когда мы вернули «Эспаньол» в примеру, он принес три дипломата и наличными отдал деньги – чтоб не декларировать.
    - Каким Хосе Антонио Камачо запомнился?
    – Тренер хороший, а человек непорядочный. Перед ЧМ-94 сказал всем русским, что не рассчитывает на них, и оставляет только меня. А меня же в сегунде лучшим иностранцем признали. Возюкал там людей только так – после каждой игры в сборную тура попадал. Возвращаюсь с чемпионата мира – а Камачо со мной даже не разговаривает. Тренировки-то его мне нравились – много для себя почерпнул.
    - А Хавьер Клементе, с которым начинали в Испании?
    – Это лучший тренер в моей карьере. Правда, в Испании его не очень любили. Всем правду в лицо говорил. У него были либо сторонники, либо противники. Клементе мне говорил: «Если б ты испанец был, я б тебя в сборную взял». Он же после «Эспаньола» Испанию стал тренировать. Я у него бегал, как сумасшедший, даже не уставал.
    - Между Клементе и Камачо тоже какой-то интересный персонаж был.
    – Новоа – это самый плохой тренер в моей жизни. Человек ничего не понимал, привез с собой человек пять и в состав их всех поставил. С ним и вылетели. У меня травма была, дернул заднюю поверхность бедра, но он меня заставлял тренироваться. А я бегать не мог. Так Новоа пришел в клуб и сказал, что я – саботажник. Я поехал в клинику в Сарагосе. Привожу Новоа снимки, он смотрит и обниматься лезет. Я ему: «Руки убери свои». А потом на тренировки видит фотографов и подходит ко мне, чтоб на камеру обняться – я отстранился.

    0 Недоступно!

Страница 17 из 20 ПерваяПервая ... 71314151617181920 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Метки этой темы

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Яндекс.Метрика